Почему мы узнаем себя в американках, живущих на берегу океана. Смотрим «Большую маленькую ложь» с психологом

«Большая маленькая ложь» — явление в сериальном мире. Первый сезон, вышедший 2 года назад, стал бешено популярен, завоевал кучу наград (в том числе 8 премий «Эмми» и 4 «Золотых глобуса») и собрал лестные отзывы критиков.

С другой стороны, те же критики отмечали некоторую заезженность сюжета, а также картину мира, которая крайне далека от реальной. Что отнюдь не мешало женщинам во всем мире запоем смотреть сериал и, конечно же, проводить параллели между собой и героинями.

Может, в этом и заключается секрет привлекательности «Большой маленькой лжи»? В том, что уже к концу первой серии каждая из нас выбирает из пяти женщин ту, с которой начинает себя отождествлять.

Почему же нам так близки и понятны женщины из благополучного американского городка Монтерея, которые живут в роскошных домах с видом на океан, водят детей в частную школу и, по большому счету, не знают материальных забот? Разобраться в этом нам помогает психолог Павел Зыгмантович, который вместе с нами включился в просмотр второго сезона сериала.

Мадлен

Жизнь Мэдди кажется почти идеальной, как и она сама. Обаятельная, ироничная и взрывная героиня Риз Уизерспун поначалу слегка пугает своим желанием вмешиваться во все дела городка и улучшать жизнь людей. Она живет в чудесном доме — конечно же, с видом на океан — вместе с мужем и двумя дочерями. Муж — мечта каждой женщины: не пьет, не бьет, тихо работает дома программистом и зарабатывает хорошие деньги.

Смотрит на жену преданными глазами, гладит ее по плечу, когда она истерит. Любит дочерей, хотя старшая не от него. Ей 16, и она доставляет маме хлопоты, но на то они и шестнадцать лет. В общем, не жизнь, а конфетка. Но постепенно оказывается, что в душе Мэдди бушуют страсти: она до сих пор комплексует, что когда-то не поступила в колледж, хочет что-то делать, но не знает, куда обрушить океан своей энергии и, в конце концов, год назад она пережила бурный роман и изменила мужу. А мужа она любит, но как-то по-сестрински, без страсти.

И если судить по обсуждениям и форумам, именно этот взрывной коктейль из энергии, эмоций и страстей ассоциирует с собой большинство наших женщин. Почему?

Павел Зыгмантович:

— Думаю, дело в том, что этот образ очень многогранен. Например, комплекс по поводу образования вряд ли близок нашим женщинам: у нас больше половины женского населения имеет диплом об окончании вуза. Точно так же далеко не у каждой есть опыт измены.

Но в натуре Мадлен есть масса других граней, в которых женщины видят себя: у кого-то это сложные отношения с выросшими детьми, кто-то также не хочет секса с мужем, который стал просто привычкой, у кого-то проблемы с самореализацией. Тут нужно отдать должное сценаристам, которые вложили в образ Мадлен много черт, которые резонируют с распространенными женскими характерами.

Джейн

На фоне своих подруг она выглядит самой неблагополучной. Шесть лет назад совсем юная Джейн (Шейлин Вудли) познакомилась в баре с мужчиной, и он ее изнасиловал. Теперь она растит сына Зигги, спит с пистолетом под подушкой, видит страшные сны и очень боится, что сын мог унаследовать какие-то черты преступника-отца. В Монтерей она приехала, чтобы все забыть и начать новую жизнь, но получается это плохо.

Удивительно, но у многих женщин Джейн не вызывает никакого сочувствия: мол, а что она ожидала? Зачем отправилась с незнакомцем в гостиничный номер? В общем, этакие вариации на тему «сама виновата».

Павел Зыгмантович:

— А вот это как раз неудивительно. Людям не хочется допускать, что плохое может случиться просто так, без причины. Это пугает, поэтому гораздо удобнее думать, что плохое случается с плохими людьми либо с теми, кто вел себя плохо.

В ходе одного эксперимента людям давали почитать две истории. В первой шеф приглашал к себе домой сотрудницу, а когда она приходила, делал ей предложение руки и сердца. Вторая история начиналась точно так же, но вместо предложения он ее насиловал.

Прочитавшие первый вариант отзывались о мужчине как о нежном, трогательном, романтичном. Во втором случае определения были «гадкий», «грубый», «отвратительный». Но начиналось-то все одинаково! И девушка никак не могла предположить, как будут развиваться события. Осуждающие Джейн уже знают, чем все закончилось. Но тут не оценку чьим-то действиям нужно ставить, а спросить: какой вывод я могу из данной ситуации сделать? Думаю, что этот образ выведен именно для такой цели.

Селеста

Умопомрачительная во всех смыслах женщина — еще бы, сама Николь Кидман! Красивая, нежная и робкая. В прошлом — талантливый адвокат, в настоящее время — мама очаровательных мальчишек-близнецов и любимая жена.

Да, конечно, и здесь есть роскошный дом на берегу океана. И за всем этим шикарным фасадом — синяки, которые Селеста замазывает тональным кремом, насилие и боль. Любящий муж регулярно избивает свою Звездочку, после чего у них случается восхитительный секс. Так они и живут: за вспышкой гнева — вспышка страсти, и видно, что оба болезненно зависимы.

(Осторожно: спойлер для тех, кто не смотрел первую часть сериала)

Постепенно насилие становится все более жестоким, и психолог советует Селесте снять квартиру, чтобы уйти вместе с детьми. Ситуация достигает своего пика, когда оказывается, что муж Селесты и есть тот человек, который когда-то изнасиловал Джейн. В результате, скажем, несчастного случая он погибает. Селеста остается свободной и богатой. Но счастливой ли?

Павел Зыгмантович:

— На самом деле никакого мазохизма не существует — это выдумка. Нет людей, которые получают удовольствие от боли, это противоестественно. Однако можно хотеть испытывать боль ради последующих переживаний.

Так, человек, прыгающий с тарзанки, делает это не для того, чтобы испытать несколько секунд страха и паники. Он ждет последствий — всплеска адреналина, эйфории и прочего, что наступает после прыжка. В этом, в общем-то, вся суть увлечения различным экстримом — получить выброс в кровь определенных химических элементов.

Селеста, возможно, всего лишь приспособилась к ситуации — смирилась с тем фактом, что насилие все равно будет. И научилась получать хоть какое-то удовольствие от последствий. Заметьте, что мужа она не убивает — на лестницу, где он погибнет, его толкает другая рука, и это символично.

Ведь несмотря на все то, что видим в новостях, обычному человеку трудно убить другого, это противоречит нашей природе. Для того чтобы лишить кого-то жизни, нужно его расчеловечить. А для Селесты муж все же остается человеком.

Рената

Она кажется воплощением успешности: привлекательная, энергичная, компетентная бизнесвумен, которая сама себя создала. У Ренаты (Лора Дерн) еще более роскошный дом, с еще более роскошным океанским видом, успешный бизнес с миллионным оборотом, муж и маленькая дочка. Правда, муж постоянно держит в руках стакан, а дочку обижают в школе. И Рената искренне не понимает, почему деньги, напор и связи не могут помочь ей в решении проблемы.

С этим образом ассоциируют себя немногие женщины: Ренату считают чересчур сильной и самодостаточной.

Павел Зыгмантович:

— Следует различать силу и властность. Сила — это когда я могу самостоятельно решить свои проблемы. Властность — это когда я могу принудить других к исполнению своей воли.

Властный человек постоянно этим пользуется, а принуждение — это всегда агрессия. В нашей культуре женщина не должна проявлять агрессию. Даже если она стоит на правой позиции и настаивает на своем мягко и спокойно — все равно это будет расцениваться как агрессивное поведение. В том числе и женщинами.

Таков социально-половой стереотип — это не так, как есть на самом деле или как должно быть, а именно сложившийся стереотип.

Бонни

Бонни замужем за бывшим мужем Мадлен. Она красива и сексуальна: когда Бонни танцует на вечеринке, все мужчины городка сходят с ума. Она добрая и всепонимающая, проявляет массу такта в отношениях с мужем, а с шестнадцатилетней падчерицей ладит лучше, чем ее родная мать. Еще она ведет занятия йогой, ест здоровую пищу, беспокоится об экологии.

И нереально бесит обычных женщин: слишком идеальная, слишком красивая, слишком правильная… Не надо так!

Павел Зыгмантович:

— Это правда, идеальных людей никто не любит. В Америке был проведен любопытный эксперимент: людям давали прослушать запись собеседования. В одном варианте человек рассказывал про себя массу положительных фактов: он и капитаном университетской сборной по регби был, и газету издавал, и председателем всевозможных обществ избирался…

Во втором все было то же самое, только в конце он проливал на себя кофе. И именно во втором случае человек вызвал у участников эксперимента намного больше положительных эмоций — просто потому, что облажался. Так что не стоит быть или казаться идеальным. Думаю, если бы в фильме показали, как Бонни тайком пробирается к холодильнику и закусывает беконом, к ней относились бы с большей симпатией.

Займемся сплетнями?

После первого сезона «Большой маленькой лжи» один из кинокритиков эмоционально заявил, что 7 серий сериала заменяют семь походов к психоаналитику. И посоветовал всем женщинам: смотрите это кино, смотрите сами и вместе с мужьями, на примере героинь учитесь решать проблемы без скандалов, не прятать свою любовь и не лгать, в особенности детям.

А другой ему ответил в том духе, что для продавщицы Люси из Тьмутараканска и ее мужа, водителя автобуса Севы, истории богатых семей «с видом на океан» абсолютно бесполезны. Мол, нам бы их проблемы! Когда на работе зарплату не платят, пятнадцатилетняя «хонда» окончательно сдохла, а сын-подросток вчера пришел пьяным.

Павел Зыгмантович:

— На мой взгляд, смотреть кино полезно и нужно, а с целью обучения — так и вообще здорово. Однако только в том случае, если мы его будем с кем-то обсуждать. Тогда это уже сродни сплетням, а сплетничание — очень нужный инструмент системы обучения.

Например, если Люся просто расскажет соседке, что Марина завела любовника, то это злословие и даже, возможно, поклеп. А вот если Люся расскажет мужу, что у Марины появился любовник, и прибавит, что есть причина: муж на нее внимание совсем перестал обращать — это уже полезная сплетня. Ведь у мужа появляется шанс сделать правильный вывод: ага, любовники появляются тогда, когда жена обделена вниманием!

Поэтому если смотреть «Большую маленькую ложь» вместе с партнером и обсуждать, почему сложилась та или иная ситуация, это может стать очень хорошим занятием. Кстати, последние исследования говорят о том, что даже простой совместный просмотр ТВ лучше, чем никакого общения — он помогает супругам синхронизироваться.

Новые грани

Второй сезон «Большой маленькой лжи» приближается к концу, и мы снова погружены в эмоциональный мир героинь, к которым прибавилась шестая. Да какая! Мерил Стрип в роли мамы покойного мужа Селесты — тот еще монстр. Нет никакого сомнения, что тысячи женщин уже провели параллели и не раз сравнили пугающую Мэри Луис со своими свекровями. Что ж, может, и правда — сесть посмотреть вместе с мужем?

Источник