«Могла бы всего добиться, а родила ребенка и работает кассиром». Мнение о «неудачной» жизни

Я бы предпочел, чтобы ребенок вырос счастливым почтальоном, чем академиком-невротиком.

Януш Корчак

Недавно в русскоязычном сегменте интернета разбушевалась очередная буря. Известная научная журналистка, автор книг Ася Казанцева написала пост о том, что ее пугает реклама работы кассиром в одном из сетевых магазинов, где женщина выбирает работать несколько часов в день, рядом с домом, чтобы больше времени проводить с дочерью. Работе кассира автор противопоставляет жизнь, в которой эта женщина могла бы стать научным журналистом, издать кучу книг и уехать в Оксфорд.

Надо сказать, что Ася Казанцева известна не только своими книгами, но также и эпатажными, не всегда однозначными высказываниями, но мнение не сказать чтобы единичное. Особенно что касается формулы «кассир равно неудачник».

Успех в общепринятом понимании измеряется вполне определенными категориями: «престижная» должность, «приличная» зарплата. Притом, учитывая тот факт, что в наших реалиях маникюрша вполне может зарабатывать больше академика, именно вопрос престижа выходит на первое место.

Вообще, поразительно, с какой легкостью умные люди рассуждают о том, «кто выбрал не то», со своей позиции, даже не задумываясь о том, что возможности со старта у всех разные, не говоря уже о семейных установках и главное — желаниях.

Кому-то просто не может прийти в голову мысль, что человек не хочет быть научным журналистом, а хочет быть именно кассиром. В общепринятой картине мира так не бывает.

Существуют разные картины мира. Существуют разные варианты ценностей и приоритетов. Существуют миллионы сценариев. И они не хорошие и не плохие, они просто разные. Странно полагать, что все мечтают стать «большим человеком», как это называли в старых фильмах, или, как говорил небезызвестный слесарь Гоша, не все хотят быть руководителями. Бывает и так, что людям действительно нравится заниматься тем, чем они занимаются, а не потому, что «большего не удалось достигнуть».

И вот, кстати, возвращаясь к посту научного журналиста — в обсуждениях было много комментариев о том, что к определенному возрасту приходишь к пониманию «а гори оно все синим пламенем» и хочешь просто сидеть и смотреть в окно.

Да, понятно, что без денег особо не насмотришься, то есть, увы, не проживешь. Но кому-то достаточно обеспечивать минимальные потребности, и это не делает его априори неудачником или человеком второго сорта. Все равно никакие деньги и никакие должности не сделают человека счастливым, это вообще про другое. В книге, которую я сейчас читаю, девочка-подросток забросила учебу и мечтает стать лесником. Роман американский, поэтому родителей это не очень пугает. В своей недавней лекции известный детский психолог Юлия Гиппенрейтер говорит как раз о том, что долгое время родители хотели, чтобы дети стали успешными, а теперь они хотят, чтобы дети стали счастливыми.

Но этого у нас все еще очень мало. И здесь снова актуальна тема выбора профессии — когда с самого детства нам внушается вот это вот противопоставление: высшее образование — хорошо, дворник — плохо, черное и белое, без оттенков, без нюансов, без вопроса «А чего бы ты действительно хотел?». У знакомых четырнадцатилетний сын отлично готовит и мечтает стать поваром. Поддержат ли родители его начинание или в приказном порядке отправят «на юрфак»? Готовы ли мы исходить не из устаревающего термина «престижно/непрестижно», а из того, насколько к делу лежит душа? Ведь не зря говорят, что самые счастливые люди — те, кому удалось сделать хобби своей работой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник