«Между эмбрионом и женщиной я всегда выбираю женщину». Феминистка об аргументах пролайферов и праве на аборт

Запрет на аборты в нескольких штатах США вызвал волну протестов среди женщин, которые хотят сами распоряжаться своей жизнью и телом. Мнение о том, что аргументы пролайферов — это не больше чем мифы, сегодня озвучивает феминистка Наста Захаревич.

Порой мне кажется, что многие пролайферы приблизительно так представляют себе день среднестатистической женщины: проснулась, приняла душ, позавтракала, пошла на улицу в поисках мужчины для случайного секса, чтобы побыстрее от него забеременеть и пойти на аборт. Серьезно, они будто уверены, что искусственное прерывание беременности — это такой вид развлечения наравне с пикниками и квестами.

Ох уж эти мерзкие женщины! Хлебом нас не корми — дай сходить на выскабливание полости матки или принять ударную дозу гормонов!

Но в реальности женщину, решившую прервать беременность, уместнее сравнивать с волчицей, которая отгрызает собственную лапу, попавшую в капкан, а не с авантюристкой, которая ищет приключений. Но пролайферам второй вариант куда выгодней. Если они однажды признают, что женщины идут на аборт «не от хорошей жизни» и делают это в большинстве случаев вполне осознанно, то им придется серьезно задуматься над ребрендингом и менять методы работы.

Сейчас же это выглядит как? Женщин, идущих на аборт, описывают как эдаких глупышек, не понимающих, что они делают. Интересно, конечно, что их одновременно признают слишком глупыми, чтобы принимать решение о прерывании беременности, но достаточно зрелыми, чтобы растить ребенка, но сейчас не об этом.

Если признать, что женщина все вполне осознает и все равно не хочет рожать, как надавить на нее эмоционально? Демонстрацию кукол под фразу «так сейчас выглядит ваш ребеночек» уже не получится оправдать тем, что до женщины пытаются достучаться. До нее не надо «достукиваться», она и так все понимает.

Более того: она понимает, что эти куклы — манипуляция, потому что эмбрион на 5-й неделе развития не может выглядеть, как уменьшенная копия новорожденного. Он, вообще-то, практически прозрачный, у него есть хвостик, и он больше похож на необычную ящерку, чем на пухлого маленького человечка. Но к такому повороту событий пролайферов, как говорится, жизнь не готовила. Куда проще и приятнее представлять себя носителями сакрального знания, которое обязательно надо донести до этих глупых беременных женщин, которые не хотят сохранять беременность.

Пока пролайферы говорят о душе, зарождающейся в момент зачатия, — флаг, как говорится, им в руки. Хотят верить в душу — пусть верят. Но рассуждений о религии им недостаточно, и они, как правило, начинают апеллировать к той области научного знания, которая непосредственно отображает реальность — к медицинским фактам.

Правда, между религией и наукой есть принципиальная разница: религиозное знание основано на вере, а веру нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Душу нельзя увидеть на УЗИ или МРТ, в нее можно только верить. Это, конечно, дает пролайферам большой простор для деятельности, но все аргументы из этой области — слабые: оппоненту достаточно сказать «я не верю в Бога», и все на этом.

С медицинскими фактами все иначе: мы действительно знаем, когда в организме формируется центральная нервная система, а не просто верим в это. И мы знаем, что у эмбриона нет развитого сознания, так что ни о каком переживаемом страхе и уж тем более безмолвном крике не может быть и речи.

Пролайферы же часто лгут о таких вещах, пытаясь манипулировать растерянной или напуганной женщиной. Точно так же они лгут о контрацепции, якобы целительных свойствах брака (до сих пор популярен миф о том, что если жена верна мужу, то она защищена от инфекций, передающихся половым путем), сакральности девственной плевы и неминуемом постабортном синдроме.

Кстати, о постабортном синдроме: диагноза такого не существует в принципе. Тем не менее исследований было немало, и в зависимости от того, как вы настроены, можете самостоятельно выбрать выводы, которым станете доверять. Спойлер! Выводы можно условно разделить на две группы: 1. Постабортный синдром — реально существующая проблема, с которой сталкиваются все женщины, прерывавшие беременность, и 2. Постабортный синдром — это термин, созданный для того, чтобы запугивать беременных.

Один из коронных приемов пролайферов — это призыв к состраданию. «Ведь это же ребенок!» — говорят они, и это, кстати, нередко срабатывает. А все дело в женской гендерной социализации — нас всех с раннего детства учили быть добрыми, заботливыми, эмпатичными и ставить чужие интересы выше своих.

«От тебя не убудет», «ну что, тебе жалко, что ли?», «ну потерпи, ничего с тобой не случится», «им важнее, а ты перебьешься» — все это нам говорили родители и другие взрослые, желая научить приемлемому социальному поведению. Приемлемому для других, конечно. А сами мы, ясное дело, перебьемся.

К сожалению, взросление само по себе ничего не меняет, и многие готовы продолжать жертвовать собой, потому что «так надо» и «это правильно». На женщин с таким мировоззрением давление пролайферов действует особенно сильно. Они быстро начинают верить, что потенциальные интересы эмбриона важней их собственных вполне реальных уже сейчас интересов.

И как бы кто ни пытался говорить политкорректно, быть и вашим, и нашим, все на самом деле сводится к одному вопросу: кто важней — женщина или эмбрион? Для меня ответ очевиден: реальные интересы реальной женщины важней.

Да-да, допустим, я соглашусь со всеми этими убеждениями про душу и грех и вопреки научным данным поверю в то, что эмбрион кричит (на самом деле он не может кричать) от ужаса (испытывать ужас тоже не может), увидев (и видеть не может) медицинский инструмент. Даже если бы эта фантазия была правдой, мне важней женщина — взрослый человек с сознанием, чувствами, желаниями, эмоциями и планами на жизнь. Женщина, которая имеет полное право сделать свой выбор.

Ведь как бы странно для некоторых это ни звучало, но наличие матки не обязывает женщину кого-то в ней выращивать. Даже если этого хочется пролайферам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник