Как справляются с долгами и депрессиями одинокие мамы в Нью-Йорке. Реальные истории

По данным за 2018 год, 21 миллион американских детей растет в неполных семьях. Из 13,6 миллиона одиноких родителей 11,4 миллиона — женщины. О том, как они живут, расскажет белоруска, которая живет в США, Алиса Ксеневич.

Помощь государства для одиноких родителей минимальна: она полагается безработным или тем, чей доход ниже прожиточного минимума. Больничный по уходу за ребенком не оплачивается. Лишь в пяти штатах (Калифорния, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Род-Айленд и Вашингтон) недавно были приняты законы, которые позволяют работникам брать частично оплачиваемый отпуск по уходу за новорожденным или критически больным членом семьи. Простуды, отиты, бронхиты, тонзиллиты и другие детские болячки к «критическим» не относятся. Как справляются одинокие мамы в Нью-Йорке? Как рассчитывают свой бюджет, время, устраивают личную жизнь? Об этом я спросила у своих знакомых.

— Финансовая ситуация по-прежнему непростая. Государство помогало бы мне, если б я была беднее и у меня не было недвижимости. Но так как мы с бывшим мужем владельцы купленного в ипотеку дома, государство считает, что мы достаточно зарабатываем, чтобы самостоятельно нести расходы на содержание детей.

Дети ходят в частную школу, за которую я плачу около 800 долларов в месяц (не считая расходов на школьную форму, поездки, внешкольные мероприятия). Я не хочу, чтобы сыновья переживали из-за того, что мама не может оплатить их участие в поездке класса куда-либо. Поэтому я экономлю на том, что раньше спокойно могла себе позволить.

Например, обычно муж подвозил меня к железнодорожной станции, где я брала билет на поезд до Манхэттена. Теперь я прохожу это расстояние пешком, даже в минусовую температуру, потому что «Убер» стоит 4−5 долларов в одну сторону. Плюс — с умом подхожу к шопингу: купоны, скидки, магазины-дискаунтеры. Разумеется, я пользуюсь кредитными картами. Ими я оплачиваю около 2% ежемесячных расходов.

Никогда не выбрасываю еду. Когда готовлю, замораживаю то, что не съедено, до следующего дня. А когда мы с детьми идем гулять в город, беру с собой что-то перекусить, чтобы не приходилось покупать еду. Если дети хотят хот-дог или мороженое, я всегда куплю им это, но сама буду есть то, что взяла с собой. Мои сыновья хорошо воспитаны и обычно не просят: «Купи! Купи!», когда мы гуляем в городе. Я научила их не быть жадными.

Слава Богу, на момент развода мои дети находились в школьном возрасте — детский сад разорил бы меня! Хотя школьная форма тоже очень дорогая: за сезонную и спортивную форму со школьным логотипом для обоих мальчиков я отдавала 700 долларов в год. Слава Богу, у меня мальчики и их форму можно стирать в стиральной машине. Форму для девочек той же школы можно стирать только в химчистке, это минимум 20−30 долларов за стирку! Я узнала, что есть программа, по которой можно сдавать школьную форму, из которой вырос ребенок, в счет покупки формы в новом размере, которую сдали другие родители. Получается такая система взаимопомощи. Сейчас это экономит значительную часть моего бюджета.

Бывший муж хотел перевести детей в обычную государственную школу, за которую не нужно было бы платить. Но я приняла это в штыки, поскольку защищаю интересы детей, хочу, чтобы у них было лучшее образование. Финансовая помощь от бывшего мужа составляет 10% моего бюджета. Он платит за ипотеку, коммунальные и школу. Я — за все остальное.

Если бы я жила в родной Канаде, мне бы было легче. Там матери-одиночки получают государственную поддержку на всех уровнях: с жильем, образованием детей, трудоустройством. Я думала над тем, чтобы вернуться в Канаду, но отец детей не допустил бы этого, ведь это означало бы поступиться его родительскими правами. А еще это было бы эгоистично. Ведь все, что мои дети знают, — это Нью-Йорк, они здесь выросли. Тут их бабушка и дедушка, школьные друзья. Они и так уже прошли через столько перемен.

То, что я проработала на одном и том же месте много лет, позволяет мне пользоваться более гибкой системой отпусков и отгулов. Тем не менее, когда зимой старший сын заболел воспалением легких и почти месяц провел в больнице, мне пришлось брать отпуск на работе, чтобы заботиться о нем. Мы дежурили возле постели сына по очереди: свекор и свекровь, бывший муж, я и мой новый бойфренд.

Своего нынешнего мужчину я встретила прошлым летом в период депрессии. Мне было так тяжело, что я решила выкурить сигарету, хотя бросила. Во время обеденного перерыва я вышла на улицу и попросила у рядом стоящего мужчину зажигалку. Так мы познакомились c Дейвом. Он электрик. По иронии судьбы тоже одинокий папа.

Когда он расстался с матерью своего сына, тому было 9 лет. Он хотел забрать на воспитание и пасынка тоже, но бывшая не позволила. Сейчас его сын уже взрослый, учится в колледже. Странно, но последние 8 лет мы с подругой ходили на ланч в то же место, где обедал Дэйв, и мы ни разу с ним за это время не пересекались! Может, и пересекались, но я ведь была замужем и не смотрела на других мужчин.

Дейв — уникальный! Он окружил меня любовью и заботой. Это первый мужчина после мужа, которого я познакомила с сыновьями. Осенью он выбирал себе дом — хотел купить в Бруклине. Я говорила: «Ты с ума сошел! Там такая дорогая недвижимость! И вообще — зачем тебе целый дом? Твой сын уже в колледже!». А он, смеясь, ответил: «Потому что ты и мальчики будут жить со мной».

Какой совет я могу дать матерям-одиночкам? Пройти через все стадии — отрицание, гнев, грусть, страх, эйфория… Это будут американские горки — стадии будут меняться, вы тоже. Если будет очень тяжело, не теряйте свое человеческое достоинство! Не соглашайтесь жить с любым, лишь бы не быть одной. Не позволяйте мужчинам пользоваться вами. И если вам предлагают помощь, научитесь ее принимать.

Выговаривайте то, что наболело, психологу, друзьям, а если никто не желает вас слушать, — записывайте это в тетрадь.

Не позволяйте себе выходить из дому неухоженной. Сделайте макияж, примите душ, причешитесь. Расправьте плечи. Вы не первая и не последняя, кто проходит через эти испытания. Помните, что всему свое время. Даже царапинке нужен день, чтобы затянуться. А у вас сердце разбито. Помните, что дети очень хорошо приспосабливаются, гораздо лучше вас, и им хочется, чтобы мама снова была счастливой!

(За время подготовки материала Дэйв сделал Элле предложение руки и сердца. Спустя 9 месяцев после знакомства она переехала в его новый дом с детьми.)

Мелисса Сильвестри, 42 года, одна растит сына Генри: «Мне нелегко наблюдать, как много может позволить себе отец Генри»

— Я никогда не задумывалась о том, что однажды могу стать матерью-одиночкой. Я выросла с традиционными семейными ценностями. До замужества даже толком не встречалась ни с кем, замуж выходила с намерением быть с этим человеком до конца жизни. Когда стало ясно, что развод неизбежен, меня охватил панический страх: как я выживу одна с ребенком в Нью-Йорке? В нашей семье муж зарабатывал деньги (он юрист), я оставалась дома с ребенком.

У меня был опыт работы в некоммерческой организации (до замужества), то есть я никогда не зарабатывала огромных денег. Теперь же нужно было срочно решать, что делать и как обеспечить себе и сыну существование в одном из самых дорогих городов мира.

Я снова пошла учиться: поступила в магистратуру, получила педагогическое образование и сейчас работаю учителем малышей 3−5 лет. Учителям в Америке платят немного, и я очень рассчитываю на финансовую помощь отца Генри. По закону отец ребенка обязан выплачивать 17% своего дохода в качестве алиментов на содержание одного ребенка в возрасте до 21 года. Размер этих ежемесячных выплат превышает мою учительскую зарплату.

То, что я учитель, позволяет уходить в отпуск на лето и проводить время с сыном, которому сейчас 9 лет. Если бы я работала не в сфере образования, а где-то еще с обычным количеством отпускных дней (в Нью-Йорке это 2−3 недели в год), мне пришлось бы платить за летний лагерь для ребенка, и это съедало бы большую часть моей зарплаты. Около половины моего бюджета уходит на сына. Я также выплачиваю кредит, взятый на обучение в магистратуре.

— Самое тяжелое во всей этой ситуации даже не финансовая сторона, а то, что теперь мы с бывшим мужем проводим время с сыном по отдельности и часть жизни Генри с отцом проходит без меня. Это очень грустно. Еще трудно жить с осознанием того, что семья мужа, которая тебя приняла, которую ты полюбила, тоже больше не является частью твоей жизни.

Я не сильна в экономии, и мне приходится этому учиться. Теперь, когда я что-то покупаю, задаю себе вопрос: «Действительно ли мне это надо?». Если иду на какое-то мероприятие и надо нанять на эти часы няню: «А оно того стоит?».

Я не хотела бы влезать в долги, поэтому исправно вношу платежи по кредитным картам и студенческому кредиту, но мне нелегко наблюдать, как много может позволить себе отец Генри, будучи юристом (путешествия, подарки), и в каком финансовом режиме вынуждена жить я. Ненавижу ситуации, когда приходится говорить сыну, что я чего-то не могу нам позволить.

Самая большая трудность матерей-одиночек в Нью-Йорке — это отсутствие семьи рядом. Наши родители живут в других городах и штатах. Им не скинешь ребенка на выходные. В этом городе все очень дорого, особенно садик. Чувствуешь большое давление в плане того, чем дети должны заниматься помимо школы: спорт, танцы, музыка… Разумеется, не каждый родитель может позволить всесторонне развивать ребенка в кружках и секциях, но тех, кто может позволить, немало, и они порой чересчур усердствуют. У многих нью-йоркских детей расписание дня, как у взрослых. Мой сын с удовольствием играл бы с друзьями дома или на улице, но все они куда-то идут после школы, да и такого понятия, как двор, здесь нет. Генри говорит, что в Нью-Йорке слишком суетно и шумно и что он хотел бы играть в парке, лазать по деревьям, но сейчас и это нельзя: за лазанье по деревьям в Центральном парке можно получить штраф.

Я бы, может быть, и переехала жить куда-то, где жизнь спокойнее и дешевле, но здесь отец Генри, и я ни за что не хотела бы их разлучать.

— Когда я немного отошла от развода и решила начать ходить на свидания, у меня были светлые ожидания. Вот буду встречать новых людей, буду веселиться… Реальность очень быстро меня деморализовала. Тут и без ребенка сложно понять, чего ты хочешь от отношений, какого мужчину ищешь, а наличие ребенка усложняет выбор в разы, ведь ты подбираешь не только партнера себе, но и хорошего отчима ребенку. Плюс полное отсутствие свободного времени. Один из мужчин, с которым я познакомилась на сайте знакомств, был раздражен тем, что я никак не могу найти время на то, чтобы встретиться с ним на «дринк». Он практически обвинял меня в том, что я придумываю отговорки. Тогда я прислала ему свое расписание на неделю, из которого понятно, что реально свободных часов у меня в неделю два или три, не больше. Люди, у которых нет детей, не совсем понимают ответственность, которую несем мы, родители. И потом, я не хочу тратить деньги на бэбиситтера, чтобы освободить время на встречу с кем-то, кого я совсем не знаю.

В матерях-одиночках нет той спонтанности, которую, быть может, ищут мужчины с сайтов знакомств. Им хочется легкости, романтики и приключений, а нам ребенка спать укладывать надо.

Со временем я пришла к выводу, что стоит искать мужчину, который сам — одинокий отец. Но тут я повстречала Ника! Молодого бездетного мужчину. Он добр, внимателен, прекрасно ладит с моим сыном. Он первый и единственный, кого я представила Генри. Думаю, остальные матери-одиночки меня поймут: мы очень осторожно вводим новых людей в жизнь наших детей. Но я убеждена, чтобы мужчина получил полное представление обо мне, ему нужно увидеть меня в качестве матери и познакомиться с моим сыном.

Бывший муж только что обручился с женщиной с двумя детьми — пяти и трех лет. И хотя это не было неожиданностью, все же это такое странное чувство… Ничто в этой жизни не определенно, и важно быть готовым к любому варианту развития событий.

Источник