Как лекарь Данила Самойлович в 1771 году спас Москву от сожжения

О самоотверженном подвиге военного лекаря Данилы Самойловича, который в во время эпидемии чумы 1771 года спас Москву от сожжения.

Июнь 1771, Москва

Лекарь Данила Самойлович, 27 лет, прибыл в Москву 13 июня 1771.  Его, военного лекаря, комиссовали по болезни и ехал он в Оренбург, к месту новой службы в тыловом госпитале.

О лекаре Даниле Самойловиче, который остановил чуму

Он уже работал с чумой на русско-турецкой войне и был уверен, что передается чума при контакте с больным и через его зараженные вещи.

Он узнал о чуме в Москве и решил остаться.

В Московском университете преподавал его земляк, доктор и преподаватель госпитальной школы профессор К. Ячельский.  Профессор рассказывает о невероятном невежестве медиков и чиновников. И это всего-то через 120 лет, как эпидемия 1654 года выкосила половину населения.

Кроме того, время карантинов власти упустили, а потому в Москве начинается эпидемия небывалого масштаба.

К. Ячельский отговаривает Самойловича лечить чумных больных. Он считает, что для Самойловича это рискованное намерение. Тем более, что Данила еще слишком слаб от болезни, по которой его комиссовали. Но Данила Самойлович остается.

Прямые эфиры c ЛУЧШИМИ врачами, натуропатами, остеопатами

на нашем закрытом аккаунте  https://course.econet.ru/private-account

ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП

Поступил на службу в карантинный дом. Уже через неделю, в конце июня, его назначили руководить карантинным домом при Угрешском монастыре.

Если в апреле от чумы в Москве умерли 744 человека, а в мае 851, то за июнь уже 1099 чел (30 в день). 

Когда в Симонове монастыре вымерла вся братия, то там решили организовать карантинный дом. Главным лекарем поставили Самойловича.

Симонов монастырь был ближе к Москве и времени на транспортировку больных в требовалось значительно меньше.  Чтобы увеличить вместимость его Самойлович приказывает снести перегородки между кельями. Так лазарет расширили  до 2000 коек.

Как лечили больных чумой

Круглосуточно лекарь находится среди больных. В день поступает до 100 человек. Их нужно осмотреть. По инструкции прикасаться к телу больного нельзя, в целях личной безопасности лекаря, пульс положено определять через табачный лист. Но где взять столько листьев? Поэтому меры личной безопасности персоналу соблюдать не удается при всем желании.

Самойлович вскрывает и обрабатывает чумные бубоны. Его руки и инструмент в гное, лекарь трудится самоотверженно. Даже несмотря на то, что неизбежно приходится пренебрегает даже элементарной безопасностью

Лечение чумы было симптоматическим. Почти все люди были ослаблены. И Самойлович еще заботился о том, чтобы людей в карантинных домах кормили для восстановления сил, разрабатывал диету. Чумные карбункулы и бубоны тогда обрабатывали припарками, чтобы они скорее отделились от кожи. Потом вскрывали, чтобы освободить организм от гноя. Это, действительно, приносило облегчение больным. Но было опасно для доктора.

…«Особенно часто я делал разрезы чумных бубонов, когда они достигали необходимого созревания, – вспоминал Д.Самойлович. – Я выжимал из них гной и не мог избежать загрязнения пальцев… Хотя очищал от гноя свои бистури (скальпели) и ланцеты, но, так как они нужны были мне каждую минуту, я их всегда имел при себе в сумке. 

Отсюда легко заключить, что я не только всегда имел дело с чумным ядом, но что яд этот всегда был в моих карманах»…

Самойлович заразился и сам заболел чумой

Уже через месяц Самойлович заболел. Что кажется естественным и не удивляет.

К счастью, заболел он в лёгкой форме: день была слабость и болела голова. Затем боль в паху, где возник бубон. Рассосался за неделю.

Он еще не успел выздороветь, а уже назначен главным лекарем над тремя карантинными домами: В Симонове монастыре на 2 тыс коек, в Данилове монастыре на 1600, куда переводит выздоравливающих. И в Девичьем. Лекарей не хватает катастрофически.

Карантинные меры

19 августа 1771 года в Москве объявили карантин. Закрыли все присутственные места, лавки, магазины, трактиры, мануфактуры и бани. Архиепископ Амвросий запретил крестные ходы во избежание скопления людей, но наказ его ни народ, ни некоторые духовные лица не исполняют.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Карантин результата не дал

Люди пуще чумы боятся сожжения домов и имущества, потому утаивают больных. Умерших закапывают в садах, дворах, бросают в колодцы, прячут в погребах. Одежду больных сохраняют. Некоторые ловкие дельцы внимают с умерших от чумы вещи и продают с рук. Это только способствует распространению заразы.

А еще люди боятся лазаретов. Потому что «живыми оттуда не выходят». Они правы. Лекарств от чумы не будет еще 200 лет. Смертность же от этой заразы  достигает 95%.  То есть из 100 больных выживают всего 5.      Поэтому в народе уверены, что во всем виноваты лекари – они никого вылечить не могут, зато  «специально морят люд в лазаретах»!

Усиление эпидемии

Тем временем эпидемия чумы усиливается. Чума словно смеется лекарям в лицо – кажется, что карантинные меры только усиливают разгул заразы по городу.

За август насчитали 7268 умерших от чумы — по 242 в день.

Персонал лазаретов тоже вымирает. Почти поголовная гибель тех, кто приходит в монастыри работать. Самойловича очень расстроила смерть его троих помощников, студентов-медиков.

Самойлович безуспешно ставит прививки. Единственная радостная новость — его помощник, подлекарь Василий Трохимовский, и брат его друга, переболел чумой в легкой форме. 

Новые карантинные меры

Впервые Самойлович применил метод сортировки больных. Внедрил собственный опыт: медперсоналу предписал работать только в пропитанном уксусом халате и обуви, смазанной дегтем. И менять ежедневно одежду.

Каждый день напоминал, как важно соблюдать меры профилактики и медперсоналу, и больным. Позже это назовут санитарно-просветительская работа.

Чтобы прекратить хождение заразных вещей и денег ввели еще один запрет — на торговлю с рук. Полиции велят обходить дома и отмечать случаи лихорадки: если умрет за неделю, то его считают чумным и имущество сжигают, а родных — в карантин. ⠀Чтобы не сожгли дом, больные бродят по городу и умирают где подальше, и кто они нельзя установить. Так чума стала царицей в Москве — высшие чиновники и простой люд делают все, чтобы эта зараза охватила как можно большую часть населения.⠀

А здоровые прикидываются больными. Чтобы «от начала болезни» до смерти считали больше времени. Тогда полиция привлекла лекарей, чтобы изобличать симулянтов. В ответ население еще больше восстает против лекарей — на медиков начались покушения.⠀

Недовольство москвичей

В сентябре в Москве страсти накаляются еще сильнее — умирают до 900 чел в день.

Трупы валяются на улицах, некоторые семьи вымирают полностью. Тела лежат по 3-4 дня прежде, чем их выволокут специальные команды из полицейских и каторжников. Начались мародерства.

Недовольство народа растет. Люди считают чрезмерными карантинные строгости. Возмущены, что закрыли все магазины и лавки и бани — ни еды купить, ни помыться. Еще больше возмущены принудительной госпитализацией и узаконенным сжиганием имущества больных чумой.  Уже все, даже самые темные, понимают, что спасения нет.

Лекарям, не доверяют и даже ненавидят их. Обвиняют что те специально «морят людей в карантинах», потому больные чумой сбегают оттуда.

Чумной бунт в Москве

И тут в начале сентября 1771 года прошел чудесный слух, что исцеление дает чудотворная икона Боголюбской Богоматери у Варварских ворот. Народ с надеждой хлынул к воротам лечиться у иконы. Приставили к стене лесенку, каждый по ней поднимается, прикладывается к иконе, а потом спускается и кладет в ящик пожертвования. Попы служат молебны. Чтобы чумная зараза меньше расползалась по Москве, Архиепископ Амвросий еще летом запретил молебны и крестные ходы. Но его даже священство не слушает.

Во избежание массового заражения людей чумой при столпотворении на Варварке он распорядился перенести икону в Храм. К вечеру 15 сентября наряд полицейских не сумел выполнить его приказ — началась драка. На них неистово кинулся народ — их лишают единственного лечения!

Поэтому власти ограничились тем, что опечатали ящик для подношений иконе. Но это не помогло успокоить толпу. Вспыхнул мятеж.

Убить главного лекаря по чуме!

15-16 сентября, пока одни бунтовщики искали расправы над владыкой Амвросием [старца до смерти забили палками 16 сентября], другие пошли громить карантинные дома, лазареты  и убивать главного лекаря по чуме Самойловича. Но лекарь личность малоизвестная, никто не знает  его в лицо.

По дороге толпа разоряет особняки, грабит магазины и лавки. Избивает полицейских и лекарей.

Вблизи Данилова монастыря бунтари встретили Самойловича. Но он быстро смекнул в чем дело и назвался подлекарем. И спасся чудом.

«Я первый попал в руки бунтовщиков, стоявших у Даниловского монастыря (там был чумной лазарет). Они схватили меня, избили. Чудом спасся я от неблагодарных, искавших моей погибели» — вспоминал он позже.⠀

Подписывайтесь на Эконет в Pinterest!

Его избили по полусмерти для острастки:

— Чтоб не смел более лечить чуму!

Бросили бездыханного на обочину и направились в монастырь, громить карантинный дом. Лазарет при монастыре разграбили и порушили, всех выздоравливающих вытолкали в шею и велели расходиться по домам.

Опыты по дезинфекции

Несмотря на это трагическое происшествие, Данила Самойлович не уехал из Москвы. Напротив, он упорно ищет способы дезинфекции одежды и помещений. Ведь чумные дома и вещи сжигают, а он ищет способ как их сохранить. ⠀

Это при том, что он ведет три лазарета почти в 5 тысяч больных! Он еще успевает экспериментировать. Опыты ставит на себе. Надевает вещи чумных больных после обработки разными средствами.  Наконец, метод выбран — окуривание помещений и вещей. Нужно подобрать состав смеси.

Чумную палочку откроют через 123 года, в 1894, француз А.Йерсен и японец К.Сибасабуро. Палочка чумы устойчива к низким температурам, хорошо сохраняется в мокроте. Зато при +55 C погибает за 15 минут, а при кипячении — мгновенно.

Самойлович интуитивно определил верный путь.Только возбудитель чумы погибает от высокой температуры, а не от самой окуривательной смеси. И вот составили смесь на основе порошков серы и селитры.

В ходе испытаний Самойлович надышался сернистым газом да так, что лицо посинело, выпали брови, ресницы, борода и волосы. Суставы выворачивало. А руки до конца жизни остались обезображены ожогами.

Доброволец граф Григорий Орлов

26 сентября в Москву из Петербурга прибыл граф Григорий Орлов и его 4 тысячи гвардейцев для восстановления порядка. А губернатор  Москвы генерал П.Салтыков еще весной бросил город сбежал в имение Марфино. Императрица напрасно его увещевала в письмах. Пришлось искать  «сильную руку», человека, который смог бы восстановить в Москве порядок. Граф Орлов вызвался сам, добровольно. А в Петербурге двор приготовился к заупокойным службам по графу.  Настроения тогда при дворе  были самые упаднические.

Через 24 часа после его отъезда Орлова императрице Екатерине II доставили письмо от московского генерала Еропкина о бунте и убийстве владыки Амвросия. Стало понятно, что Орлов отбыл своевременно, как нельзя кстати.

В Москве Орлов действует четко. Сразу собрал Московскую Медицинскую коллегию, в которой лекарей из русских не было. Лекари-иностранцы настаивают и твердят ему — чумы в Москве НЕТ! Русские неучи все путают — это пролежни у больных, а не чумные бубоны. Вероятно граф был взбешен. Мор людей невиданных масштабов есть, а чумы — нет.⠀Как это следует понимать?

Тогда граф распорядился созвать  на разговор всех лекарей Москвы. Их было всего 23. Выслушал каждого и составил жесткий план действий.

План действий графа Орлова по ликвидации эпидемии

Граф Орлов действует решительно:

  • Москву делят на 27 участков, каждый день считают умерших, больных отвозят в карантины.

  • Остальным выдают: мужикам — 15 коп в день, бабам 10.

  • Детей-сирот определяют в воспитательные дома.

  • Открыли новые карантины и инфекционные лазареты и подняли жалованье лекарям. Если медперсонал умирал, то семье полагались выплаты.

  • Больных в карантинах хорошо кормят. Самойлович разработал еще и диету для больных. Кроме каши и овощей, ежедневно им дают для укрепления сил немного мяса и вина. При выписке каждому выдают новую одежду. Кроме того, дают деньги: женатым 10 рублей, холостым 5. Деньги по тем временам это большие. На них можно возобновить хозяйство.

Теперь в лазареты сами идут не только люди с лихорадкой и бубонами. Полно симулянтов, которых приходится буквально выгонять, что прибавляет лекарям работы.

Если раньше людей не могли загнать в карантинные дома и лазареты даже силой, то теперь Жадность оказалась лучшим средством по борьбе с чумой. Более надежным, чем самые разумные объяснения и строгие запреты.

  • Налажены поставки продовольствия и питьевой воды.

  • Запретили хоронить в черте города и выделили места под чумные кладбища за пределами города: Ваганьковское, Даниловское, Дорогомиловское и другие.⠀

  • Граф Орлов лично обратился арестантам и каторжным просил их помочь на благо города. Обещает в награду прощение вины и свободу. Всем, кто выживет. Те соглашаются.

Арестанты в просмоленных робах крюками на длинных палках собирают умерших, складывают тела на телеги и свозят на чумные кладбища, где хоронят.

  • В Москве строят новые бани, чинят дороги, расчищают площади от мусора и ветхих домов, бродячих животных. Мародеров казнят на месте.

Граф обходит больницы, сопровождая врачей — проверяет качество содержания больных. Уточняет у врачей, что еще им нужно для борьбы с заразой. Он работает по 13 часов в сутки.

  • 6 октября 1771 граф Григорий Орлов учредил Противочумную комиссию и из всех московских лекарей включил в нее только одного Д. Самойловича.

Контрольные опыты по дезинфекции на каторжниках

Орлов заинтересовался идеей Самойловича окуривать дома и вещи больных и выделил ему для опыта все необходимое:

  • -дом, в котором вся семья умерла от чумы, недалеко от Симонова монастыря.
  • -подопытных. Это были 7 каторжников, согласившихся на опыт и неминуемую смерть.

Но им обещали: Коли выживете – получите свободу!

В чумном доме нашли вещи из меха, шерсти и хлопка, пропитанные гноем и язвенной сукровицей умерших. Их развесили, а Самойлович окуривал 8 раз. Подопытные надели вещи и носили 16 суток, а жили безвыходно в чумном доме. Потом их перевели, в том же платье, в другой окуренный дом. И там они благополучно жили ещё 15 дней.

Все остались здоровы и, по уговору, получили свободу.

Началась дезинфекция чумных домов Москвы

Самойлович составил инструкцию. С ноября 1771 в Москве команды окуривателей обрабатывали дом за домом, квартал за кварталом.

За время эпидемии в 1771 году в Москве сожгли 6 тысяч чумных домов. А продезинфицировали окуривательными смесями, которые составил врач Д.Самойлович по одним данным 6 000, а по другим 9 000 домов. В любом случае — это колоссальные цифры.

Результаты борьбы с эпидемией

Так благодаря эпидемии улучшили санитарно-эпидемиологическую обстановку в Москве и погасили эпидемию чумы.

  • В сентябре от чумы умерли 21,5 тысяч человек.
  • В октябре— 17,5.
  • В ноябре— 5,2.
  • В декабре—805.
  • В январе 1772 умерших от чумы всего 12 человек.
  • В феврале — 0.

Статистика говорит, что за время эпидемии чумы 1770-1772 гг. в Москве умерли от 56 000 до 120 000 человек. В те времяна это были потери катастрофического масштаба.

Уже в ноябре стало ясно, что карантинные меры и план действий Орлова дали отличные  результаты. Императрица Екатерина II отозвала графа Григория Орлова в Петербург и щедро наградила.

Трудно сказать, удалось бы или нет, без Самойловича в рекордно короткие сроки, всего за два месяца, справиться с разгулом эпидемии чумы в Москве в 1770-1772 году. Одно известно точно и достоверно — Москву пришлось бы сжечь почти всю. И это в зиму, мороз и стужу. А расходы казны на постройку новых домов были бы значительно выше.

Величайший благодетель человечества

Уже позже, по своим дневниковым наброскам, Самойлович составил лекарское пособие по борьбе с чумой, изданное на всех основных европейских языках.

«Величайший благодетель человечества» – писал французский философ П.Кабанис о русском лекаре Даниле Самойловиче

Лучшие публикации в Telegram-канале Econet.ru. Подписывайтесь!

Заслуги Данилы Самуиловича Самойловича признали 12 медицинских академий Европы, кроме российской.

Заключение

Так военный лекарь Данила Самойлович, 28 лет, спас от сожжения чумную Москву. А все лавры достались графу Орлову.

А москвичам об эпидемии чумы 1771 года напоминают старые московские кладбища, которые стали немыми памятниками тех страшных событий: Ваганьковское, Даниловское, Семеновское и другие.

P.S.

О связи эпидемий 1771 и 2020 гг

В качестве дополнения к эпидемии covid-19 добавлю следующее:

Основные меры по борьбе с особо заразными болезнями уже 250 лет остаются неизменными.  У истоков новой науки, эпидемиологии, стоял наш соотечественник, блестящий врач и ученый Данила Самуилович Самойлович.

Когда эффективных лекарств от инфекционных болезней нет — то лучшими мерами остаются запреты типа «вместе не собираться», самоизоляция и дезинфекция  помещений, вещей  и рук специальными средствами.

Прошло 250 лет, неграмотных больше нет. По телевидению и в интернете подробно объясняют что вводят карантинные меры с одной целью — предупредить распространение инфекции за счет снижения числа контактов с другими людьми.  Однако, как и 250 лет назад, почему-то находятся недовольные действиями властей и  запретами. Одни из них  бунтуют или готовы бунтовать. А другие, с подтвержденной инфекцией, по-прежнему, сбегают из больниц.  Объяснить их поведение разумными причинами довольно сложно.

Во времена чумного бунта 1771 года ничего не знали про вирусы и бактерии. Однако уже тогда понимали, что распространяются они при тесном контакте с заболевшим или его вещами. То же самое происходит и сегодня. Сейчас мы знаем, что коронавирусы это частицы материального мира, которые живут и  распространяются по своим законам, вызывая  пандемии  — и не верить  в их существование и опасность трудно.  

Нам всем в какой-то мере повезло — таких масштабных эпидемий не было больше 100 лет. Поэтому спокойная и относительно беспечная жизнь многих расслабила, что такое эпидемии особо опасных инфекций мы забыли. Врачи знают об этом только из книг. Окрепло движение антипрививочников. Между тем еще 100 лет назад крупные вспышки смертельно опасных инфекций наблюдались каждые 20-40 лет. И надежным  кордоном для них были карантинные меры. Вспомним, как А.С.Пушкин провел три месяца в Болдино из-за строгого карантина.

Так что запасемся терпением и спокойно переждем эту напасть, соблюдая, разумеется, все карантинные рекомендации. Конечно, сидеть дома многим грустно и хочется погулять.

К счастью, у большинства населения есть возможности переждать это время в комфорте своих домов и остаться здоровыми. Давайте этим воспользуемся!опубликовано econet.ru

Автор Ольга Парфенова

Подписывайтесь на наш youtube канал!

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet