«Принять ванну — дорогое удовольствие в Австрии»: рассказ белоруски, которая переехала в Вену

Анастасия уехала в Австрию два года назад по программе Au-Pair — это международная программа обмена, по которой визитер присматривает за детьми, а принимающая сторона предоставляет ему жилье и карманные деньги. Сейчас девушка живет в Вене и учится в университете, где изучает статистику и маркетинг. В проекте «Наши за границей» Анастасия делится впечатлениями от переезда в страну Вольфганга Амадея Моцарта и Зигмунда Фрейда.

 

Публикация от Anastasja Shaurova 🌺 (@anastasia_free) Дек 25, 2017 at 4:27 PST

Про переезд

Я училась на третьем курсе заочного отделения в БГУ, изучала маркетинг. Работала, продолжала совершенствовать английский и даже не подозревала о том, что скоро придется в срочном порядке учить немецкий язык. Я минчанка, мы с молодым человеком жили вместе уже 2 года. В один прекрасный день, в декабре 2014 года, он подошел ко мне и сказал: «Настя, меня зачислили в Венский Университет!» Мы не могли просто так вместе переехать и жить, как в Минске, снимать квартиру и работать. Нужно было начинать с нуля: выучить язык, поступить в университет, найти работу. Вариант переехать сразу вместе и только в Вене начать «ориентироваться по ситуации» нам не подходил. У нас не было накоплений, чтобы сразу начать снимать жилье, покупать еду, оплачивать страховку, курсы и так далее. Поэтому мой молодой человек уехал без меня, квартиру не снимал: у него в Вене живет родная сестра, там он и остановился на первое время. Хотя мы совершенно не знали, сколько будет длиться это первое время.

После многочисленных разговоров, обсуждений и взвешиваний всех за и против мы решили, что я поеду в Австрию по программе Au-Pair. Это программа для молодых людей, в основном до 26 лет, по которой они могут поехать практически в любую страну мира, изучать культуру, язык, при этом жить в семье, сидеть с детьми и ходить на курсы, которые оплачивает принимающая семья. И, конечно же, получать карманные деньги, около 425 евро в месяц (такая сумма выплачивается в Австрии, к примеру, в Германии это только 270−300 евро), и так называемая 13-я и 14-я зарплата (обычно в декабре, перед Новым годом). Семья оплачивает только первый семестр курсов, а страховку (примерно 40 евро), проезд и другие личные расходы оплачиваешь, естественно, сам.

Программа Au-Pair была оптимальным вариантом для того, чтобы я могла параллельно учить немецкий язык и заканчивать свое обучение в Беларуси. Я быстро записалась на интенсивные курсы по немецкому языку, ведь чтобы поехать по этой программе, нужно владеть языком хотя бы на уровне А1 — начальный уровень, и это логично. Как иначе общаться с маленькими детьми, которые не знают английский?

 

Публикация от Anastasja Shaurova 🌺 (@anastasia_free) Окт 1, 2016 at 10:12 PDT

Я сама занималась поиском семьи. Никогда не понимала, зачем платить лишние деньги за то, что я могу сделать сама. Сначала я искала семью на бесплатных сайтах, но поиски не увенчались успехом — найти семью именно в Вене не получалось. Попадались семьи из Германии, на границе с Австрией, порой это были отцы-одиночки, которые помимо присмотра за ребенком просили иногда делать им массаж… Естественно, после подобных объявлений я нашла другой сайт — он был платным (около 40 евро за 6 недель), зато внушал доверие. За три недели я нашла свою семью. Они жили не в Вене, а в 15 минутах езды от нее. Семья подчеркивала, что они вегетарианцы, и хоть я люблю и ем мясо, перспектива остаться без него в рационе меня не останавливала. У пары было двое детей — 5 и 7 лет, два рыжих мальчика-австрийца. Мы созвонились несколько раз по скайпу, поговорили по-английски, потому что тогда я, кроме ein, zwei, drei, ничего не знала. Я боялась, что их остановит то, что я не знаю немецкий язык, и то, что мне нужно будет два раза за год съездить на месяц на сессию, а также что я из Беларуси, так как это сразу подразумевало, что будет волокита с документами. Европейцам проще нанять Au-Pair из ЕС, потому что таким визитерам ничего, кроме страховки, не нужно. Но мою семью эти трудности абсолютно не смутили. Помню, мама семьи тогда сказала: «Шанс должен быть у всех. И у тебя в том числе! Поэтому собирай документы — все сделаем».

В мае я начала оформлять документы, затем купила билеты в Москву и поехала в посольство, потому что у нас нет австрийского посольства, которое занимается подобного рода визами. Говоря «подобного рода визы», я подразумеваю вид на жительство или визы, которые предусматривают пребывание в стране более полугода. К тому времени, когда я собралась ехать в посольство на подачу документов, я прошла только половину курсов по немецкому языку и очень боялась, что меня развернут возле окошка и скажут: «Доучите-ка немецкий, а потом возвращайтесь». Но, к счастью, никаких сложных вопросов на собеседовании не задавали. Спросили только, как меня зовут, как зовут членов семьи, где они живут и сколько лет детям. Я успешно справилась с интервью. Документы отправили в Австрию, и мне оставалось только ждать ответа от местного магистрата (это ведомство, которое занимается иностранцами, всеми приезжими, принимает все решения по их делам и выдает виды на жительство).

Вернувшись спустя три дня в Минск, я продолжила изучать немецкий язык. В скором времени (примерно через полтора месяца) я получила положительный ответ от магистрата и снова поехала за визой в Москву. Теперь только осталось купить билет в Вену, собрать вещи и начать свое путешествие в новую жизнь! Ведь там меня ждал мой молодой человек, новая семья, совершенно другая культура, язык и вообще жизнь. Я собрала чемоданы, и, сев в поезд 3 сентября 2015 года, уехала навстречу приключениям!

Первое впечатление

До сих пор помню это необъяснимое чувство, когда ты жил со своей второй половинкой более двух лет вместе, и вот вы сейчас воссоединитесь, но не тут-то было — на перроне меня встретили четыре незнакомых человека, не разговаривающих на моем языке. Благо, что они хорошо знали английский, так что языкового барьера не возникло.

Семья жила в 50 км от Вены, нужно было ехать на поезде от западного вокзала столицы до станции, а затем на машине до дома. Когда я села в поезд вместе с ними, то меня охватило ужасное чувство — смесь тоски, грусти и отчаяния. Что я здесь делаю? Кто эти люди? Куда я еду? Что вообще здесь происходит? Мое сознание не хотело принимать происходящее. После приезда домой мне показали комнату и дали время на то, чтобы созвониться с родителями, спокойно разобрать чемоданы и поспать.

Первым делом я позвонила маме — чувство тоски и безысходности накрывало все больше и больше, я уже ничего не хотела. Вообще, я достаточно самостоятельный человек, всегда им была и к тому моменту жила отдельно от родителей уже 3 года. Но усталость от дороги, новые впечатления, непривычная обстановка, отсутствие родных рядом, незнакомый язык — все это было очень сильной эмоциональной нагрузкой, и я не выдержала. Дозвонившись до мамы, первое, что я ей сказала сквозь слезы: «Мама, я хочу домой! Мне не надо ничего, я просто хочу домой!».

На следующий день я поехала в город. Мы договорились встретиться с Сашей (это мой молодой человек), просто погулять и посмотреть на Вену. Из-за всех переживаний и впечатлений мне было совершенно все равно, какая Вена красивая, какая тут архитектура и какие люди. Мне хотелось одного — вернуться домой и жить как раньше.

Но взяла себя в руки и сказала: «Настя, ты в одном из самых лучших городов планеты, тебе выпала такая замечательная возможность, хватит ныть!». Спустя неделю-две я начала адекватно воспринимать происходящее и смирилась с тем, что живу у чужих людей, воспитываю чужих детей и убираю чужой дом (программа также предусматривает мелкую помощь по дому: пылесосить, гладить, вытирать пыль).

Мы жили в деревне, которая называлась Юденау — вокруг одни поля и холмы, железнодорожная станция — в трех километрах от дома. В Австрии почти все, кто живет за городом, водят либо машины, либо велосипеды. Моя семья тоже предполагала, что я буду добираться от станции до дома на велосипеде. Звучит неплохо, но как быть осенью и зимой? Автобусы ходят раз в час, и только до половины девятого вечера, а с курсов я приезжала в половину десятого.

В общем, семья абсолютно не понимала, чему я удивляюсь — выдала мне велосипед. На вопрос, а по какой дороге я должна добираться до дома, они ответили — есть специальная пешеходная дорога. Я ужаснулась, потому что дорога была проложена через мост над речкой и поля, и без единого намека на фонари. Пришлось первую неделю так добираться, но больше недели я не выдержала: ехать практически в полной темноте (на велосипеде был фонарик), одной, среди полей, в плохую осеннюю погоду я не смогла. У меня не было ни специальной одежды, ни опыта, так как я всю жизнь прожила в городе, и никогда не каталась на велосипеде под холодным осенним дождем. А для всех австрийцев это не проблема — они все катаются на велосипедах, даже зимой, еще очень любят самокаты и ездят на них все и в любом возрасте: начиная с бизнесменов и заканчивая бабушками. Мою ситуацию с велосипедом к тому же усугубляла большая боязнь темноты, поэтому спустя две недели езды на велосипеде я смогла «уломать» приемных родителей забирать меня на машине после курсов. Так продолжалось примерно до конца октября.

Воспитание детей в Австрии

Родители воспитывали детей по-особенному: в доме не было телевизора, зато был целый стеллаж с настольными играми; дети не ели мяса, родители попросту не покупали его, но есть детям разрешали (например, в гостях или у бабушки с дедушкой). Но это их выбор, сначала я этого не понимала вообще. Как ребенок может развиваться нормально без мяса?! У меня болело сердце, когда мы ездили к бабушке с дедушкой — типичным австрийцам, которые живут в деревне среди гор и, естественно, готовят много мяса. Дети налетали на него с жадностью. Печальное зрелище, но я ничего с этим поделать не могла.

Семья считала, что в Австрии нет чистого производства, а значит, нет и хорошего мяса. Они были не против того, что я покупаю его, но сами не хотели тратить свои деньги, не хотели вкладывать их в индустрию. Но однажды, когда мы были в ресторане, где у владельцев была собственная ферма, они заказали мясо и ели. Интересно, что если дети были у кого-то в гостях и если им давали колбаски, то родители тоже были не против.

Дети не играли с пистолетами или танками, потому что агрессия не должна воспитываться через такие игрушки. Компьютер — несколько раз в неделю. Папа давал детям специальный маленький ноутбук, они запирались в комнате и играли. В целом австрийские дети очень воспитанные и умные, родители стараются их ограничивать. Например, большинство детей, которых я встречала, отправляют спать в 6:30−7 часов вечера. Они постоянно занимаются спортом вместе с родителями и ходят на разные кружки.

В общении с детьми сначала у меня была только одна сложность — из-за моего несовершенного немецкого. Я ходила на курсы три раза в неделю, а потом мама семьи сама сказала: «Настя, я вижу, что ты уже подтянула свой уровень, давай говорить на немецком, чтобы ты его улучшала». Я сказала: «Окей». Постепенно мы начали общаться с детьми и понимать друг друга.

Первое время удивляло, что мальчики очень аккуратно ведут себя на дорогах. Например, нам нужно было идти на занятия вдоль дороги по асфальту, я была очень осторожна с ними, но они сами прекрасно знали, что можно делать, а чего нельзя. Дети всегда смотрят по сторонам, хотя машины тут очень спокойно ездят, тормозят перед пешеходами, даже если нет «лежачих полицейских». Естественно, когда дети едут на велосипеде, то по правилам дорожного движения на них должен обязательно быть шлем, и они соблюдают это правило. Как-то я ехала с ними по деревне и не надевала шлем, тогда дети сами меня поругали!

Были, конечно, и стрессовые ситуации, например, однажды они убежали играть в кукурузу. Мальчики были очень долго в поле, оно огромное, а вдалеке убирали урожай комбайны, я испугалась, побежала навстречу и начала их останавливать. Детей я очень сильно наругала тогда, но они же маленькие и не понимают, что делают.

Про жилье и цены

Через несколько дней после приезда в Австрию я начала ходить на курсы немецкого языка. Школу нашла заранее, она находилась недалеко от вокзала, на который я приезжала из деревни. Я написала в офис школы и по согласию семьи записалась на курсы. Мой приемный папа все оплатил.

Приехав на вокзал, я пошла пешком к своей языковой школе. Я надеялась, что буду гулять по прекрасным старым улочкам Вены, смотреть на бабушек, сидящих на летних террасах и пьющих кофе. Но вместо этого у меня создалось ощущение, что я попала в Турцию или какую-нибудь другую восточную страну. Вокруг лавки с шаурмой, арабская речь, магазины с экзотической одеждой и домашней утварью; женщины в хиджабах и орущие дети.

К тому же первое впечатление от города испортили беженцы на вокзале, с которого я ездила почти каждый день. Именно через западный вокзал мне необходимо было всегда ездить на курсы, и именно через этот вокзал принимала и отправляла австрийская сторона всех беженцев в Мюнхен. Вокзал был заполнен семьями, детьми и молодыми людьми из Сирии и других стран. Как раз была самая первая волна — сентябрь 2015 года. На вокзале было очень шумно, грязно, куча полиции, военных, волонтеров Красного Креста, которые приносили еду и гуманитарную помощь. Военные постоянно общались с детьми. Я помню как-то раз поезд, на котором я ехала в деревню, заполнили беженцами, а солдат сидел возле семьи с маленькими детьми и играл с ними в игры, показывал книжки, пытался что-то им рассказать и успокоить.

Все пытались им помочь: каждая маленькая община, деревня, район Австрии обязаны были принять и обустроить семью беженцев.

В самой столице ты не замечаешь эмигрантов, потому что Вена — мультикультурный город. Вена не стала опасным городом, как некоторые города в Германии, но после наплыва я стала чувствовать себя тут менее безопасно, чем в Минске. Есть в Вене район, который называется Пратер, куда лучше никому не соваться в темное время суток. Именно у него самая страшная статистика по изнасилованиям, кражам, торговлей наркотиками. Полиция вроде бы держит ситуацию под контролем, но, как оказывается, не в полной мере.

Я живу в 14-м районе Вены. Квартиру мы сняли вместе с Сашей спустя два месяца после переезда. Он ходил на языковые курсы, а я работала в семье. К концу октября 2015 года мы нашли эту однокомнатную квартиру. Хороший район, недалеко от Венского леса и замка Шёнбрун в 15 минутах езды от центра. С семьей договорилась, что я буду приезжать к ним, как обычно, утром, помогать с детьми и домом, но просто не буду у них ночевать, только изредка, когда нужно оставаться с детьми допоздна.

В основном цена на однокомнатные квартиры в Вене стартует от 400 евро. Наша квартира абсолютно новая, со свежим ремонтом и совсем пустая. В ней было только самое важное — стиральная машина, полностью готовая кухня (с плитой, духовкой, посудомоечной машиной), туалет и душ. У нас были некоторые накопления, поэтому мы смогли обставить квартиру самой необходимой мебелью — купить диван, шкаф, стол, стулья и так далее. Некоторые вещи нам доставались почти даром от знакомых. Кто-то отдал кухонную посуду, кто-то шкаф для одежды, кто-то шторы. Своими силами мы смогли обустроить нашу квартиру и в начале ноября наконец-то переехали и стали жить вместе.

В Вене очень странные квартиры: почти нигде нет одинаковых планировок. Многие квартиры, в основном в старых домах (а их здесь большинство), отапливаются с помощью газовых котлов. У многих отопление квартиры происходит за счет подогрева пола. Но обычно этого оказывается мало, и многие мои знакомые покупают дополнительный обогреватель. Наша квартира хоть и находится в старом доме, но она недавно отремонтирована, и никаких котлов у нас не оказалось, чему мы были очень рады. Жители Вены постоянно испытывают проблемы с ними, особенно если котел давно не меняли. У нас стоит один большой бойлер в ванной, а отапливаем квартиру с помощью электронных батарей — ими управляешь с помощью специального пульта, встроенного в стену. Когда захотел — тогда и включил отопление. Здесь не принято постоянно держать окна открытыми, люди очень сильно экономят. Ни один австриец не будет проветривать в холодное время года дом или квартиру больше пяти минут и не будет принимать ванну больше одного раза в неделю. Принять ванну — достаточно дорогое удовольствие в Австрии. В основном в квартирах душевые кабины, и у нас в том числе. А чтобы налить целую ванну и полежать в ней, а потом долить еще горячей водички — это роскошь, даже воды из бойлера не хватит. Это, конечно, касается тех, у кого бойлеры, а те же, у кого стоят котлы, оплатят за купание немаленький счет.

Коммунальные услуги мы оплачиваем такие: налог на телевизор и счет за радио — 50 евро раз в два месяца, оплата интернета и телеприставки 50 евро — раз в два месяца, за электричество мы платим каждые три месяца — 4 раза в год по 200 евро. На продукты на двоих у нас в среднем выходит по 60−80 евро в неделю. Первое время мы покупали мясо в магазине, но это самое неудачное место, где можно его покупать: один килограмм курицы стоит в среднем 12 евро. Также невыгодно покупать в магазинах овощи и фрукты. Выбор здесь очень большой, но цены кусаются. Яблоки — 2,5 евро за килограмм, бананы — 2 евро. Еще в Австрии принято продавать такие фрукты/овощи, как огурцы, перцы, хурма, киви и многое другое, по одной цене. Например, длинный огурец будет стоить 0,99 евро за 1 штуку, а два огурца будут дешевле — уже по 0,69 за штуку, и так со многими продуктами. Не все овощи и фрукты дорогие, просто я нашла рынки и места, где можно покупать их в разы дешевле.

Позже мясо я стала тоже покупать на рынке. Там оно стоит ровно в два раза дешевле, чем в магазине, — 5,99 евро за килограмм куриного филе. Что самое удивительное, в Вене продукты первой необходимости — мясо, молочная продукция — в основном стоят немного дороже, чем в Минске. Молоко в среднем 1 евро упаковка, творог 0,70 евро, дороже стоят яйца — от 2,5 евро за десяток. Но такие продукты, как французские сыры, шоколад, наоборот, дешевле. В общем и целом на питание семьи из двух человек в месяц выходит 200−250 евро.

Первое время (примерно до начала лета 2016 г.) мы жили на наши накопления и мою зарплату, где-то нам помогали родственники, а после того как Саша выучил язык до того уровня, чтобы можно было претендовать на работу, он начал активно заниматься трудоустройством. В середине лета он устроился, а я продолжала работать в семье. За год я два раза ездила в Беларусь — мне нужно было сдавать сессию.

Проработала в семье я ровно год — до 3 сентября 2016 года. Именно тогда у меня закончился вид на жительство и мне нужно было съездить в Беларусь, чтобы продлить визу. Получить еще один вид по программе «Ау-Пэр» в Австрии я уже не могла. Поэтому пока самым лучшим вариантом была туристическая виза. Я договорилась со своей австрийской семьей, что они сделают мне приглашение. Я пробыла целый сентябрь в Беларуси, занимаясь оформлением и получением визы, и в октябре снова улетела в Вену. Там я планировала пробыть ровно три месяца, до конца 2016 года.

В это время я помогала Саше с работой. Я маркетолог в электронной коммерции, поэтому помогаю его делу в этой сфере: создание и разработка сайтов, брошюр, визитных карточек и т.п. Плюс я продолжала учить немецкий, ведь мне оставалось всего полгода для того, чтобы сдать экзамен по немецкому языку ÖSD на уровень В2. Потом мне предстояло уехать на целых полгода в Беларусь, для того чтобы сдать последнюю сессию, подготовиться к государственным экзаменам и написать диплом. Вся эта работа требовала моего присутствия в Минске, поэтому спустя три месяца пребывания в Австрии мне пришлось вернуться. Это было самым большим испытанием для нас.

В течение того полугода кроме учебы я записалась опять на интенсивные курсы по немецкому языку, мне нужно было поскорее подготовиться к экзамену для университета. В общей сложности я выучила язык до уровня университета чуть менее чем за два года. Но, естественно, я не останавливаюсь на этом и никогда не считала (и не считаю), что мой язык совершенен, такого просто быть не может. Хотя местные частенько говорят мне комплименты по поводу моего немецкого и, конечно, это льстит, я все же не собираюсь останавливаться.

Также я занималась сбором документов и их подачей в австрийское посольство. Подавала документы на студенческий вид на жительство. Здесь есть много своих нюансов, и мне нужно было тщательно все подготовить. Опять же, я все делала сама. Знаю людей, которые отдавали делать свои документы компаниям и платили за это 1000 евро и больше. Австрийская сторона имеет право рассматривать ваши документы от 2 недель до 6 месяцев. Все это время ты просто сидишь и ждешь, откажут тебе или дадут положительный ответ. А отказов в последнее время стало очень много, причем в основном беспричинных. Австрийское ведомство очень часто запрашивает справки, чтобы узнать, откуда у вас средства на счету. Деньги нужно обязательно показывать в виде справки из банка. В основном студенты скребут эти деньги по знакомым. Сумму собрать нужно немаленькую, если вам до 24 лет — около 6000 евро, если больше 24 — все 11 000 евро. Это всегда остается и оставалось большой проблемой для многих. Но на самом деле такую сумму вполне реально собрать по знакомым и родственникам, она не должна находиться на счету. Достаточно внести деньги, сделать выписку со счета, а на следующий день снять их. Обычно австрийские ведомства не делают запросов в банк, чтобы узнать, есть ли у вас до сих пор деньги на счету. Я очень сильно переживала и мониторила электронный ящик каждый день, именно туда должно было прийти сообщение о решении. Ответ пришел в конце апреля, я открыла заветное письмо — и у меня даже слезы потекли от счастья. Я получила положительный ответ! Я могла теперь наконец-то покупать билет в Вену и начинать потихоньку собирать чемоданы обратно, не побоюсь этого слова, домой.

Я очень полюбила Вену. Мне нравится, что здесь все сделано для людей. Я полюбила атмосферу города, его удобство, выбор развлечений и ресторанчиков. После почти полутора лет жизни в Вене мне было очень тяжело возвращаться в Беларусь. Очень сложно было привыкать к унылым лицам, безумно медленному обслуживанию в магазинах, недоброжелательным работникам. Я очень старалась первое время поддерживать настроение и принятую в Вене доброжелательность, но вскоре белорусские реалии поглотили меня. После полугода, проведенных в Беларуси, мне пришлось еще месяц адаптироваться в Вене: повсюду здороваться, желать хорошего дня, уступать людям, нигде не спорить и не показывать свое недовольство, извиняться даже за то, что тебя задели в транспорте. Я помню даже незначительный для белорусских реалий случай, когда я покупала куртку в магазине в Вене, а продавщица любезно спросила меня: «Вам нужен пакет?». По моим понятиям, логично, что для куртки нужен пакет, я и ответила ей: «Ну естественно!». А потом только поняла, что это грубовато. Потому как следовало ответить: «Да, конечно, спасибо!». После этого случая я снова вернулась назад из белорусских реалий в приветливую Вену. Хотя сами австрийцы не всегда очень приветливы, они просто ненавидят ждать! В магазинах можно наблюдать типичную картину: если образуются очереди, а другие кассы закрыты, то австрийцы орут на весь магазин «откройте вторую кассу!». И сразу бежит сотрудник магазина и открывает другие кассы. Наши же привыкли все время терпеть.

Про отношение к иностранцам

Сами австрийцы очень негативно относятся к эмигрантам. Несмотря на то, что все понимают ошибки прошлого, они все же остаются теми же националистами. Просто они этого стараются не показывать. А на деле австрийцы еще как не любят беженцев, они могут говорить, что им все равно, улыбаться в лицо, но внутри проклинать европейскую миграционную политику. Надо сказать, что отношение к русскоговорящим у большинства положительное, а старшее поколение любит Россию и другие страны бывшего СССР.

 

Публикация от Anastasja Shaurova 🌺 (@anastasia_free) Апр 6, 2016 at 1:39 PDT

Я всегда говорю, что приехала из Беларуси, и самое приятное, что австрийцы и живущие здесь действительно знают, где это. Потому что во многих странах Европы и мира мало кто слышал про Беларусь, и ты постоянно вынужден объяснять, где же она находится — «где-то между Россией и Польшей…». Я всегда с гордостью и без капельки сомнений говорю, что я именно из Беларуси. Много раз было, когда мои российские друзья, отвечая на чей-либо вопрос, откуда мы, говорили за меня: «А мы из России». И меня это частенько задевало. Я всегда останавливала их и говорила: «Из России — вы, я из Беларуси!». Здесь многие говорят, что знают Беларусь, но не многие из них, к сожалению, стремятся ее посетить. Часто спрашивают, отличается ли наш белорусский язык от русского, разговариваем ли мы на нем, но я с большим сожалением говорю, что наш язык вымирает и почти все население Беларуси разговаривает на русском.

Австрийцы сами по себе очень терпимые, они терпят не только всех приезжих, но и то, что на их налоги кормятся тунеядцы и местные фрики, которые получают пособие по безработице, которое начинается от 800 евро. На улицах Вены можно встретить большое количество попрошаек. Конечно, есть люди, которые что-то делают, чтобы прокормить себя, а не сидят на пособии государства. Например, работают на газету «Августин» — это социальный проект, который существует много лет, чтобы помогать малоимущим. Они приходят в офисы этой газеты, получают свежий выпуск и стоят на улицах Вены, в основном в метро или возле магазинов, и пытаются их продать. Конечно, у каждого своя жизнь, судьба, выбор, но я просто каждый раз, проходя мимо этих людей, думаю: что же тебя заставляет, какая у тебя мотивация, чтобы вот так вот вставать рано утром и стоять по 7−8 часов каждый день на улице?! Получают эти ребята около 80% от продаж газет. Я считаю, что это отличный проект, и даже такая работа заставляет людей двигаться и что-то делать, чтобы поменять свою жизнь.

О кухне и традициях

В Австрии очень много пекарен, и выпечка там просто чудесная. Сначала я удивлялась, как после стольких булочек и пирожных австрийцы умудряются оставаться такими стройными. Конечно, они помешаны на здоровом образе жизни и постоянно бегают и катаются на велосипеде. В любое время дня и ночи они могут заниматься спортом. Так они и «отрабатывают» свои булочки и шницели. Австрийцы очень состоятельные люди, они часто питаются в ресторанах, но при этом обожают готовить дома. У них до сих пор много книг рецептов, они не ищут их в интернете, а записывают и передают друг другу. Интересно, что здесь мужчины очень любят готовить: утка, кнедли, колбаски, мясо. Кухня в Австрии — это мужское дело.

Австрийцы много пьют. Почти каждый день они пьют вино или пиво, но несмотря на это, здесь нет алкоголиков. Я не знаю, в чем секрет, но любой австриец всегда будет адекватно себя вести, даже если он много выпил. Они могут спокойно сесть за руль после литра пива или пары бокалов вина, и это считается нормой. Аварий, случившихся по причине алкогольного опьянения, здесь немного. Едят австрийцы тоже немало, хоть и стараются покупать биопродукты и кушать «здоровую» пищу. Правда, я не могу назвать здоровой пищу, в которой очень много масла, несмотря на то, что она была выращена в биорегионе. Они постоянно едят сливочное масло: так, завтрак австрийской семьи будет состоять в основном из нарезки хлеба, сливочного масла, крем-чиза и меда, нутеллы, фруктов. Дети австрийцев едят хлопья, очень редко кашу.

Обед у них всегда полноценный: суп, гарнир и мясо, салат. Хотя семья, в которой я жила, обходилась одним главным блюдом. Это мог быть только суп, а потом десерт или овощная запеканка с салатом.

Ужин совершенно отличается от нашего. Мы привыкли есть на ужин картошку, мясо, можно еще и суп, а австрийцев это очень удивляло. Они обычно режут много хлеба, овощей, кладут сыр и колбасу, масло и различные «помазки».

Если говорить про традиции, то когда я жила с австрийской семьей, то праздновала с ними все праздники. Самое главное событие — это Рождество. Празднование начинают с начала декабря в Адвент. За несколько недель до Рождества они дарят друг другу календарики, совершенно разные, где отмечают количество дней до праздника. Например, у детей был календарик с шоколадками. Каждый новый день ты не зачеркиваешь, а «съедаешь».

6 декабря к ним приходит Николаус, он дарит детям шоколадки и обязательно грецкий орешек. Есть у них еще злой черт Крампус — антагонист. И уже с 24 на 25 австрийцы празднуют Рождество. Только детям дарит подарки не Дед Мороз, а Крис Кинд — это рождественский ангелочек. За день до праздника все вместе наряжают елку, а потом родители очень тихо пытаются положить подарки под елку. Например, я отвлекала детей, а родители тихонько их прятали. Для австрийцев это в первую очередь семейный праздник. Мы позвали тёть, дядей, каких-то кузенов в наш дом. Все вместе пели песенки перед елкой и зажигали свечи. Прежде чем открыть подарки, вся семья должна три раза спеть рождественские песенки, сказать спасибо Крис Кинду, а потом уже только открывать их. В этот день готовят традиционную утку с красной капустой. В моей семье утки не было, ее я попробовала позже, когда устроилась на другую работу. Еще обязательно готовят кнедлики — это шарики из картошки или из сухарей.

Конечно же, здесь работает очень много рождественских рынков, куда австрийцы ходят пить пунш, а вот глинтвейн они особенно не любят. Интересно, что когда ты покупаешь пунш, то платишь 4 евро за напиток и 4 евро за кружку. Никто пластиковых стаканчиков не использует. После того как ты выпил пунш, то возвращаешь кружку и получаешь свои деньги обратно. Вот так вот австрийцы радеют за экологию.

Людей на рынки всегда приходит очень много, чтобы попить напитки, пообщаться, купить игрушки на елку, просто поглазеть на гуляющих. На некоторых рынках есть инфракрасные лампы, можно погреться. Ярмарки обычно заканчивают свою работу 25 — 26 декабря. Новый год австрийцы особенно не празднуют, а проводят обычно с друзьями, молодежь ходит на танцы и вечеринки.

Медицинское обслуживание и учеба в университете

Поступить в университет не очень сложно — трудно учиться. Австрийские дети в университет поступают в 20−21 год, потому что идут сюда после колледжа. Например, сразу после белорусской школы поступить нельзя, нужно идти на подготовительный курс перед университетом либо окончить первый курс у нас, и уже тогда отправлять документы. Чтобы поступить, мне нужно было сдать специальный экзамен на знание немецкого на уровень B2. Так как летом идет основной поток поступающих абитуриентов, то экзамен я могла сдать только в августе, а получить студенческий и занести его в магистрат, чтобы получить вид на жительство и страховку, я должна была до 5-го сентября.

Я готовилась к поступлению весь июль, как раз во всей Европе была экстремальная жара, я перегрелась, мне стало плохо, но вот беда — страховка-то у меня обычная, туристическая. Мы позвонили в скорую, когда мне стало уже совсем дурно, а потом в страховую компанию в Беларуси. Нам ответили: «Вы не должны были вызывать скорую, вы должны были дозвониться сначала нам». Очень странная система, ты почти умираешь, но нужно сначала позвонить в страховую в Беларуси, а потом они звонят в представительство в Австрии, а те уже вызывают скорую. Мы плюнули на это дело и поняли, что будем платить по полной программе. Машина приехала очень быстро. Что меня удивило, так это то, что медики пришли без инструментов, осмотрели меня и померили давление. Оно прыгало, голова раскалывалась, и была тошнота. Меня отвезли в больницу. Австрийские скорые ничем не отличаются от наших, тут нет никаких кондиционеров или чего-то такого необычного. В приемном отделении была большая очередь. Люди просто сидят в коридоре и ждут, пока им окажут помощь. Если с тобой не случился экстренный случай, то ты просто сидишь и ждешь. Мы прождали около трех часов, чтобы нас просто приняли. Мне поставили капельницу и положили на кровать прямо в коридоре. Причем капельница была просто витаминная! Я пролежала под ней час, потом принесли результаты анализов, сказали, что у меня перегрев и что бояться нечего, сейчас много пациентов с таким диагнозом. Мы заплатили за вызов скорой 100 евро, как только пришли. Когда меня стали выписывать, то просто сказали: «Иди, все остальное надо будет заплатить потом».

Спустя месяц, в сентябре, мне прислали счет за больницу — 570 евро. Я стояла в этот момент и просто села на стул. Все было честно, они расписали, сколько стоит каждое действие: сдача крови, капельница и общение с врачами. С врачами я общалась максимум 10 минут, но мне написали в счете, что было два разговора: один 10 минут — 70 евро, а второй больше 15 минут — 150 евро. Я позвонила в магистрант, который выставил счет, и мы стали разговаривать с женщиной-администратором, потому что я говорила с врачом максимум 10 минут. Она сказала, что попробует помочь, что мне снимут какую-то часть денег. В итоге счет стал меньше — я заплатила за медицинское обслуживание 380 евро. Выплату осуществляла в несколько этапов.

Несмотря на жару и проблемы со здоровьем, я сдала экзамен, получила документы из университета и подала документы на вид на жительство, потом сделала страховку (сейчас плачу 60 евро в месяц). Учеба в университетах Австрии начинается с октября, я сразу же начала искать работу. Я искала обычные студенческие подработки, потому что студенты тут могут работать только 10 часов в неделю. Это работа по субботам, но сейчас ввели новое правило, что если у студента уже есть образование, то можно работать и 20 часов. Я нашла работу по знакомству, так менеджер бутика пригласил меня на собеседование, ему понравилось, что я знаю английский, русский и немецкий, поэтому я и получила это место. Магазин небольшой, он находится в центре города, где много туристов. Я оформила разрешение на работу, приложила все документы и ждала от 2 до 6 недель разрешение, мне его дали, поэтому с 1 октября у меня началась и работа, и учеба.

Если вы знаете язык, то работу найти несложно, ее много. Когда я просматривала вакансии, то поняла, что на выходные работу найти легко: в магазинах, бутиках или ресторанах. Конечно, бывают люди, которые знают язык на недостаточно хорошем уровне, тогда им тяжело, а если ты кроме немецкого знаешь английский и еще какой-то язык, то тебе вообще просто. Можно пойти работать тем же бебиситтером, очень много предложений, можно заниматься выгулом собак или чем-то другим в сфере обслуживания.

В университете я изучаю статистику, сейчас нахожусь в так называемой стеоп-фазе. Это начальный этап обучения, когда студенты проходят основные курсы специальности. Например, на моей специальности — это теория вероятностей, линейная алгебра и основы статистики. После успешной сдачи этих предметов начнется специализация. Я хочу выбрать направление, которое мне близко — статистика в маркетинге. Мне очень нравится то, что в австрийских университетах ты сам можешь выбирать предметы и их количество. Тут нет такого, что ты обязан сдать в течение семестра строго определенные 10 предметов. Важно лишь за учебный год набрать минимальное количество кредитов, или поинтов, которые «стоит» каждый предмет. Но ты можешь сам выбирать, в какой семестр, какой курс ты проходишь. Но это возможно только после стеоп-фазы. Сейчас я вовсю готовлюсь к тому, чтобы сдать последние три предмета. Обучение в университете обходится мне в 772 евро в год.

 

Публикация от Anastasja Shaurova 🌺 (@anastasia_free) Сен 20, 2017 at 12:44 PDT

В целом по дому я не скучаю. Мои друзья разъехались, кто-то развивается в карьере, кто-то семьей занимается и все время занят. Бывает, конечно, нахлынут воспоминания по нашим посиделкам с друзьями в Минске, но когда я приезжаю в Беларусь, а это примерно раз в полгода, то мы всегда встречаемся. Родственники всегда со мной на связи, благо сейчас есть интернет, к тому же они иногда приезжают в гости. А вообще учебы-работы много, жизнь кипит, скучать-то и некогда.

Источник